Расстройства личности психопатии

Психопатии. Общие сведения

В отличие
от психических
заболеваний
психопатии
являются врожденными
болезненными
состояниями,
конституциональными
аномалиями,
своеобразными
характерологическими
уродствами,
которые проявляются
прежде всего
поведенческими
расстройствами.
Поскольку
поведение
человека в
первую очередь
обусловлено
состоянием
эмоционально-волевой
сферы, отклонение
в функционировании
именно этой
личностной
составляющей
определяет
клиническое
содержание
психопатий.

При
всем многообразии
наблюдающихся
в популяции
характерологических
аномалий их
общей чертой
является нарушение
адаптации к
условиям социальной
жизни. В отличие
от подобных
(поведенческих)
расстройств
при психических
заболеваниях
эмоционально-волевая
дисгармония
особенно в
легких случаях
в целом существенно
не нарушает
ценностных
направленностей
личности и лишь
формально
трансформирует
стиль поведения.

В отличие
от состояния
эталонной
нормы, которое
хотя и является
абстрактным,
остается достаточно
однозначным,
многообразие
форм психопатий
определяется
как качественными
особенностями
эмоционально-волевой
дезорганизации,
так и степенью
ее выраженности.
У одних пациентов
бесконтрольность
эмоциональных
реакций может
характеризоваться
эксплозивностью,
бурными вспышками
гнева, агрессивным
поведением,
у других –
подавленностью,
переживанием
чувства неполноценности,
тревогой,
необоснованными
страхами.

Одни,
погруженные
в мир собственных
переживаний,
иногда весьма
интересный
и причудливый,
избегают общения
с окружающими,
страдают от
неспособности
устанавливать
с ними гармоничные
отношения,
другие – напротив
ищут способ
любой ценой
обратить на
себя внимание,
оказаться в
центре событий,
проявляют
повышенную
социальную
активность.

Расстройства личности психопатии

В отличие
от настоящих
психических
заболеваний
психопатические
личности как
правило способны
это осознавать,
иметь к себе
критическое
отношение. К.
Шнайдер определял
их как лиц, которые
по этой причине
«страдают сами
и заставляют
страдать других».

Другое
отличие от тех,
кто подвержен
разрушительному
действию какого-либо
прогредиентного
болезненного
процесса, состоит
в том, что психопатия,
как и любая
другая аномалия,
является статической
данностью и
в своей динамике
не ведет к развитию
выраженной
личностной
деструкции.
Эти пациенты,
несмотря на
кризисный
характер отношений
с окружающими,
способны сохранять
профессиональную,
творческую,
интеллектуальную
продуктивность,
обладают различными
талантами,
дарованиями.
По этой причине
среди людей
незаурядных
психопатические
личности встречаются
даже чаще, чем
среди обычных.

Значительно
меньшая выраженность
психопатологических
нарушений при
психопатиях
также касается
и продуктивной
симптоматики.
Здесь отсутствуют
грубые нарушения
сознания, памяти,
восприятия,
стойкие
галлюцинаторно-бредовые
расстройства.
Доминируют
связанные с
нарушением
аффективной
координации
мышления сверхценные
идеи, определяющие
главным образом
поведенческие
особенности.

Психопатии
относятся к
так называемым
пограничным
состояниям,
поскольку в
своих клинических
проявлениях
отличаются
не только от
психических
заболеваний,
но и от состояний
нормы. В плане
дифференциальной
диагностики
необходимо
учитывать, что
последнее
включает понятие
«акцентуированной
личности»
(Леонгард К.,
1964; Личко А.Е., 1977).

При акцентуации
может гиперболизироваться
и приобретать
диссонансное
звучание какая-либо
одна личностная
черта, особенность,
существенно
не меняющая
проявлений
характерологического
склада, стиля
поведения, что
обычно не имеет
своим следствием
стойкой социальной
дезадаптации.
В некоторых
случаях указанные
индивидуальные
особенности
(например, граничащая
с односторонностью,
фанатизмом
целеустремленность
в занятиях
спортом, музыкой
и т.д.

Наличие
при психопатиях
симптоматики
невротического
уровня также
ставит перед
необходимостью
дифференциации
их с неврозами.
При этих пограничных
заболеваниях
психогенного
происхождения
могут наблюдаться,
хотя как правило
и менее выраженные,
но похожие
эмоциональные
и поведенческие
нарушения.

Отличие состоит
в том, что они
возникают у
в целом гармоничных
(иногда акцентуированных)
личностей под
влиянием
психотравмирующих
переживаний
и являются
реакцией на
внешний конфликт.
Упрощая, можно
сказать, что
больной неврозом
становится
объектом внешних
психотравмирующих
обстоятельств.

Расстройства личности психопатии

Таким
образом, психопатия
как врожденная
аномалия личности
существует
как врожденная
данность, но
ее клинические
проявления
становятся
очевидными
в результате
изменения
условий существования.
Последние,
определяя
динамику психопатии,
могут оказывать
как компенсирующее,
так и декомпенсирующее
воздействие.

В принципе то
же самое может
происходить
и с нормальными
личностями,
находящимися
постоянно в
ситуации хронического
конфликта
(невротического
развития). В
этих случаях
также могут
развиваться
достаточно
стойкие личностные
девиации, что
делает дифференциальную
диагностику
этих состояний
достаточно
проблематичной.

Однако патологическое
развитие
психопатической
личности под
влиянием
неблагоприятных
жизненных
обстоятельств,
как правило,
приводит к
более тяжелым
личностным
трансформациям,
достигающим
подчас по
выраженности
клинических
проявлений
психотического
уровня. При
подобной
неблагоприятной
динамике течение
психопатии
может приобретать
характер бредового
психоза (паранойя),
осложняться
алкоголизмом,
токсикоманиями,
различными
психогенными,
в том числе и
психотическими,
реакциями.

Первые
описания пациентов
с патологическим
характером
относятся к
первой половине
Х1Х столетия
(Причард Ж., 1835,
Герцог Ф.И., 1846). В
практике
судебно-психиатрической
работы попытки
отграничения
психопатии
от других психических
расстройств
были предприняты
отечественными
психиатрами
И.М.

Балинским
и О.М. Гегеттом
(дело Семеновой,
1884 г.). При этом
речь шла о лицах,
не имевших
признаков
какого-либо
психического
заболевания,
но отличавшихся
неуравновешенностью,
тяжелым характером
и неправильным
поведением.
Красочные
описания подобной
личностной
типологии
встречаются
у Н.В. Гоголя,
Н.С. Лескова.
Один из рассказов
А.П. Чехова (1885г.)
так и называется
– «Психопаты».

В качестве
одной из болезненных
форм описания
психопатий
были представлены
в руководстве
Э. Крепелина
и с тех пор эта
рубрика заняла
свое место в
систематике
психических
заболеваний.

Э. Крепелин
(1915г.) выделял
следующие
варианты психопатий:
возбудимые,
безудержные,
импульсивные,
лжецы и обманщики
(псевдологи,
враги общества,
антисоциальные).
В классификации
К. Шнайдера эти
типы были дополнены
описаниями
гипертимных,
депрессивных,
неуверенных
в себе, фанатичных,
эмоционально
лабильных,
безвольных,
бездушных,
астенических
психопатов.

alt

Попытку связать
особенности
характера с
общесоматическими,
конституциональными
особенностями
предпринял
Э. Кречмер (1930г.).
Пикническую
конституцию
(циклоидный
характер) он
описывал как
эмоционально
гармоничную,
с чертами
общительности,
приветливости,
синтонной
уравновешенности.

Многочисленные
представители
школы классического
психоанализа
пытались установить
связь формирования
патологических
черт характера
с особенностями
(задержками)
сексуального
развития. Причины
девиантного
поведения они
видели в избыточном
использовании
механизмов
психологической
защиты, направленных
на преодоление
патологической
«фиксации».

Эта избыточность,
по их мнению,
является причиной
и клиническим
содержанием
личностной
дезадаптации.
Один из учеников
З.Фрейда К.Г.
Юнг в этом смысле
выделил понятия
«экстравертированности»
(направленную
вовне активность,
с поиском контактов,
повышенной
общительностью)
и «интравертированности»
(погруженность
в мир собственных
переживаний,
обособленность,
склонность
к самоанализу,
внутренней
рефлексии).

В
отечественной
литературе
классические
описания статики
и динамики
психопатий
даны П.Б. Ганнушкиным
(1933). Им были сформулированы
основные
диагностические
критерии этого
понятия (триада
П.Б. Ганнушкина):

  1. Тотальность
    психопатических
    особенностей
    личности,
    проявляющаяся
    в дисгармонии
    всего психического
    склада (в отличие
    от акцентуантов,
    имеющих отдельные
    патологическое
    черты).

  2. Относительная
    стабильность.
    Наличие патологической
    дисгармонии
    характера на
    протяжении
    всего длинника
    жизни, отсутствие
    прогредиентности.

  3. Нарушение
    по этим причинам
    социальной,
    семейной,
    профессиональной
    адаптации.

Классификация и клиника психопатий

Основные клинические варианты психопатических личностей довольно хорошо описаны в работах П. Б. Ганнушкина (1933), М. О. Гуревича (1949), В. А. Гиляровского (1954), И. Ф. Случевского (1957), Г. Е. Сухаревой (1959), О. В. Кербикова (1971), А. Е. Личко (1977), Е. Kraepelin (1915), Е. Kretschmer (1921).

В основу всех классификаций и описаний психопатических личностей фактически положен синдромологический принцип, однако до сих пор предпринимаются попытки подразделения их по этиологии и патогенезу. Например, О. В. Кербиков (1971) выделял ядерные и краевые психопатии – истинные и протекающие по типу патохарактерологического развития, то есть возникающие в результате неблагоприятных условий воспитания, И. Ф.

Случевский (1957) группировал их в зависимости от типа высшей нервной деятельности, Г. Е. Сухарева (1959)-в зависимости от возраста больного в период их появления и наличия экзогенного церебрально-органического поражения (задержанное, искаженное и поврежденное развитие). В МКБ 9-го пересмотра психопатии классифицированы по ведущему психопатологическому синдрому.

Приводим классификацию психопатий вместе с шифрами.

1. Расстройства личности параноидного (паранойяльного) типа, или паранойяльная психопатия (301.0).

2. Расстройства личности аффективного типа, или аффективная (гипер- и гипотимная) психопатия (301.1).

3. Расстройства личности шизоидного типа, или шизоидная психопатия (301.2).

4. Расстройства личности возбудимого типа, или возбудимая психопатия (301.3).

5. Расстройства личности ананкастического типа, или психастеническая психопатия (301.4).

6. Расстройства личности истерического типа, или истерическая психопатия (301.5).

7. Расстройства личности астенического типа, или астеническая психопатия (301.6).

8. Расстройства личности типа эмоционально тупых, или гебоидная психопатия (301.7).

9. Другие расстройства личности, или психопатии неустойчивого, полиморфного (мозаичного) типов, парциального дисгармоничного психического инфантилизма и др. (301.8).

10. Психопатии с половыми извращениями и нарушениями (302) – гомосексуализмом (302.0), скотоложством (302.1), педофилией (302.2), трансвестизмом (302.3), эксгибиционизмом (302.4), транссексуализмом (302.5), фетишизмом, мазохизмом и садизмом (302.8).

Для паранойяльной психопатии характерна не параноидность как таковая, а постоянная неадекватно завышенная или заниженная оценка своих свойств, значимости положительных и отрицательных внешних (социальных) факторов, затрагивающих интересы личности, выраженная склонность к сверхценным идеям с соответствующим поведением.

Критериями диагностики паранойяльной психопатии служат чрезмерная чувствительность к ситуациям, в основном ущемляющим личные интересы, тенденция к извращенному истолкованию действительности, поведения и отношения окружающих, преувеличенное самомнение, воинствующее и упорное утверждение собственной правоты и значимости, недостаточность критики к себе.

Типичными свойствами лиц с этой формой психопатии являются эгоцентризм, недоверчивость и подозрительность, субъективизм, узость, ограниченность и односторонность интересов и оценок, ригидность мнений и эмоций, стеничность в защите и реализации своих идей, непреклонная уверенность в истинности убеждений, притязаний и прав, тенденциозность и надуманность суждений, напряженность доминирующих аффектов. Ко всем несогласным с ними отношение больных обычно открыто неприязненное или враждебное (Н. И. Фелинская, Ю. К. Чибисов, 1975).

Таким образом, при паранойяльной психопатии дисгармоничность личности проявляется в незрелости и парадоксальности мышления, избирательном фанатизме, резонерстве, ригидности мышления и эмоций, противостоянии всему, что противоречит личным убеждениям и интересам, в жесткости, эгоцентризме (П. Б. Гаинушкин, 1933).

Обращает на себя внимание способность фиксировать и использовать мелкие факты, обмолвки и неудачные выражения окружающих, извращать их, убеждать других в своей правоте (на короткое время), а также настойчивость и жестокость в достижении эгоистических (крайне редко – альтруистических) целей, неспособность извлечения опыта из неудачных действий, изобретательность в перекладывании вины на других, преследовании и шельмовании несогласных, в преподнесении себя обманутыми и гонимыми. Часто это «преследуемые преследователи» с запасом лжи и лицемерия, лишь на короткое время испытывающие подобие критической оценки своего характера.

Душевная холодность, ограниченность интеллекта и общего кругозора, жестокий рационализм, мстительность, мелочность исключают в конечном счете нормальные взаимоотношения их в микросоциальной среде и в обществе в целом. ( Н. И. Фелинская и Ю. К Чибисов (1975) выделяют

1) с сутяжно-паранойяльными идеями;

2) с ипохондрическими идеями (повышено тревожные и мнительные личности, фиксирующие внимание на своем здоровье, со склонностью к образованию сверхценных ипохондрических мыслей, домогающиеся помощи у медицинских специалистов, постоянно неудовлетворенные и недовольные);

3) со сверхценными идеями ревности («патологические ревнивцы» – лица повышенно мнительные, недоверчивые, эгоистичные, деспотичные и неуверенные в своей сексуальной полноценности, ищущие доказательств измены и домогающиеся признания);

4) с идеями отношения (сочетание сенситивности, мнительности и подозрительности со стремлением к признанию; неудачи служат источником сверхценных идей отношения и недоброжелательности).Кроме того, встречаются «домашние тираны», «деспоты», «патологические скупцы» и т. д. Им свойственны крайняя неуступчивость, фанатическая убежденность в своей правоте, жестокость и деспотичность к зависимым от них людям, патологическая жадность и страсть к накопительству, эмоциональная ригидность.

Паранойяльные психопаты далеко не всегда внешне ярко проявляют свои патохарактерологические особенности. Они нередко втираются в доверие к окружающим, создавая впечатление униженных и обиженных, но гонимых за справедливость, добросовестных, честных, бескорыстных и порядочных людей. На определенное время они «обрастают» сочувствующими, близкими им по духу или чем-то неудовлетворенными людьми, охотно выслушивающими рассуждения о «незаслуженных обидах со стороны подлецов», о несправедливости, безобразиях, чинимых им членами семьи, соседями, должностными лицами и др.

Скрытно пускают в ход нечистоплотные намеки, слухи, наговоры, клеветнические сведения, пишут лживые или извращающие факты анонимные письма. Используют всевозможные интриги, чтобы «столкнуть лбами» людей, им неугодных или не поддержавших неуемные притязания сутяги и кверулянта. Паранойяльные психопаты не щадят «друзей» и попутчиков, если они проявили малейшее недоверие или сомнение в правдивости услышанного или отказали им в поддержке.

Образ жизни паранойяльных психопатов нередко суровый, аскетический, подчиненный осуществлению ведущей идеи. Возникающие в результате этого тягостные условия, лишения близких и самого себя не принимаются в расчет.

По нашим наблюдениям, можно выделить два основных варианта паранойяльной психопатии – экстравертированный и интравертированный. Больные экстравертированной психопатией энергичны, самоуверенны, решительны, открыты и демонстративны, хотя не пренебрегают и замаскированными действиями. При столкновении с противодействием их устремлениям поведение больных приобретает активно-наступательный характер, но до определенной меры.

В отличие от лиц, страдающих параноидными психозами, они обычно не преступают границы «инстинкта самосохранения», степени осторожности, за чертой которой им грозит серьезная ответственность. Поэтому допускаемые иногда заключения о невменяемости больных паранойяльной психопатией мы считаем не всегда достаточно обоснованными.

Больные интравертированной психопатией не так демонстративны, но не менее настойчивы в достижении своей цели. Внешняя их беззащитность, слабость, наивность, добропорядочность обманчивы, что нередко вводит в заблуждение окружающих. Скрытое коварство, упорство, лицемерие, ханжество, интриганство не менее опасны, чем воинствующая беспардонность при экстравертированной психопатии. В настоящее время можно говорить о патоморфозе паранойяльной психопатин в направлении именно последнего варианта внешних проявлений.

Для аутохтонной динамики характерны фазы повышения и спада аффективной напряженности и параноической активности. К внутренним факторам обострения можно отнести ухудшение самочувствия, сезонные колебания настроения, предменструальный период и ряд других, а к внешним – неудачи в плане параноидных притязаний, конфликтные ситуации в семье, с соседями, на производстве.

Декомпенсация часто сопровождается эпизодами возбуждения, гнева, угроз и агрессии, реже – реакциями истерического типа. С возрастом активность снижается, но нарастание инволюционной ригидности и недоброжелательности ведет к усилению ханжества, поучительства, кверулянтской «эпистолярной» деятельности, резонерскому критиканству.

Диагностика психопатии представляется сомнительной, когда первоначальный сверхценный характер симптоматики временами сменяется паранойяльным бредом или постепенно перерастает в него под влиянием соматических заболеваний или неблагоприятных жизненных обстоятельств. В таких случаях следует думать о психических заболеваниях – соматогенных, психогенных (у психопатической личности) или шизофрении.

Для лиц, страдающих аффективной психопатией, характерно наличие либо приподнятого настроения с неиссякаемым оптимизмом, либо пониженного настроения с пессимистической оценкой всего происходящего, либо периодических смен одного состояния другим. Ряд психиатров (П. Б. Ганнушкин, 1933; Е. Kretschmer, 1921, и др.

) относили таких больных к циклоидным личностям. П. Б. Ганнушкин выделял конституционально-возбужденный, конституционально-депрессивный, циклотимический и эмотивно-лабильный (реактивно-лабильный) варианты аффективной психопатии, Н. И. Фелинская и 10. К. Чибисов (1975) – гипертимический, гипотимический и циклотимический. Представленное П. Б. Ганнушкиным клиническое описание указанных вариантов психопатии до сих пор остается классическим и достаточно полным.

Этиология, патогенез и дифференциальная диагностика психопатий

При
расстройствах личности дифференциальный
диагноз проводится в основном в двух
направлениях — с психопатическими
(патохарактерологическими) реакциями,
т.е. преходящими ситуационно обусловленными
нарушениями поведения, и с психопатоподобными
картинами при психических болезнях,
главным образом при шизофрении.

Отличие
от психопатических реакций проводится
на основании критериев Ганнушкина—Кербикова,
причем стабильность патологического
характера и его тотальность (проявление
в разнообразных ситуациях) особенно
важны. Важно отметить, что
патохарактерологические провления,
начинающиеся в детстве и отрочестве,
после завершения пубертатного криза
нередко сглаживаются, личность становится
относительно гармоничной. Поэтому
психопатии впервые диагностируются
чаще всего в юношеском или более старшем
возрасте.

В теориях этиологии и патогенеза психопатий основную роль отводят двум факторам – биологическому и социальному, в соответствии с чем выделяют конституциональные («ядерные»), органические, «краевые» (патохарактерологическое развитие) психопатии и психопатоподобные состояния. Как уже упоминалось, на протяжении длительного времени формирование психопатической личности объясняли с позиций теорий дегенерации, наследственной отягощенности, конституциональной и типологической недостаточности нервно-психических функций, приобретенной во внутриутробный период или в раннем детском возрасте, неполноценности центральной нервной системы, то есть обязательным наличием врожденной или рано приобретенной органической или функциональной мозговой недостаточности. Наряду с этим существенное место занимают неблагоприятные условия воспитания и обучения с раннего детского возраста.

1) психопатии, возникающие на основе патологического варианта сильного неуравновешенного типа (параноическая, гипертимно-циркулярная, гипертимно-эксплозивная и перверзная формы),2) психопатии, возникающие на основе патологического варианта слабого типа (психастеническая, парабулическая, истерическая и ипохондрическая формы). Биологической основой психопатий некоторые ученые считали также психофизический инфантилизм.

П. Б. Ганнушкин (1933, 1964) подчеркивал, что психопатические картины не являются фатально неизбежными, готовыми с детства, а развиваются и изменяются на протяжении всей жизни в зависимости от социальных и биологических условий, что в благоприятных условиях яркость их проявлений уменьшается. М. О. Гуревич (1949) считал необходимым наличие у психопатической личности врожденной или рано приобретенной аномалии развития нервной системы, причем частичной аномалии, затрагивающей лишь физиологические системы, регулирующие поведение, а не познавательную деятельность. Г. Е.

Сухарева (1959) писала, что аномалия развития нервной системы – лишь биологическая основа, тенденция к определенному типу реагирования, что для появления психопатии необходим социальный фактор: неблагополучие окружающей среды, неправильное воспитание в семье и коллективе, отсутствие корригирующих воспитательных воздействий и др.

Биологическую предрасположенность к психопатическому симптомообразованию в настоящее время рассматривают неоднозначно, поскольку она может иметь различный генез: возникает в результате наследственной и конституциональной неустойчивости (конституциональные психопатии), повреждений головного мозга во внутриутробный период или в раннем детском возрасте под влиянием инфекций, интоксикаций, травм, нарушений обмена веществ (органические психопатии) и др.

Г. Е. Сухарева за основу психопатического развития личности принимала

1) задержанное развитие по типу психического инфантилизма (нельзя исключить участие наследственного отягощения, но более существенную роль играют внешние вредности, длительно действующие во внутриутробный период или в ранних стадиях развития ребенка: затяжные инфекции, хронические интоксикации, расстройства пищеварительного тракта, голодание, неправильное вскармливание, плохие гигиенические условия и др.);

2) диспропорциональное развитие нервной системы и организма в целом (преимущественную роль играет патологическая наследственность, но не исключено и влияние внешних вредностей);

3) поврежденное, «надломленное» развитие в связи с поражением нервной системы на ранних этапах онтогенеза.

Нет оснований отрицать существование наследственно обусловленных или конституциональных психопатий. Клиницистам известна возможность наследственной передачи особенностей темперамента, некоторых первичных эмоциональных реакций и т. п., возможность влияния на плод и психическое развитие ребенка тягостных переживаний матери во время беременности, ее соматических заболеваний и интоксикаций.

Возникновение конституциональной психопатии – процесс длительный, протекающий на психофизиологическом, индивидуально- и социально-психологическом уровнях (В. В. Сталин, 1983) по типу функциональной дисгармоничности формирования личности. При органической психопатии на первый план выступает органическое поражение головного мозга, препятствующее нормальному развитию психических функций, а при краевой психопатии – усвоение асоциальных и антисоциальных образцов эмоциональных реакций и поведения близких значимых лиц.

При этом могут возникать очень сложные взаимодействия между конституциональными и экзогенными факторами, влияние которых неизбежно в любом случае. Нередко наблюдаются случаи неожиданно резкого изменения поведения ребенка или подростка после травмы головы или какого-либо заболевания, только последствиями которых это объяснить невозможно.

Ребенок игнорирует все положительное и усваивает (интериоризирует) лишь отрицательные образцы. Вероятнее всего, это происходит по механизму растормаживания внутренних аномальных тенденций в результате снятия болезнью непрочных навыков приемлемого поведения.Возможность формирования психопатии под влиянием экзогенного повреждения мозга тем вероятнее, чем в более ранний периъд оно произошло. В то же время с возрастом нормально формирующаяся личность менее подвергается экзогенному психопатическому развитию.

У 20 % наблюдаемых нами психопатов наследственность была достоверно отягощена характеропатиями, алкоголизмом, психозами, у 12 % в детстве отмечалась задержка общего развития без доказанной внешней причины, у 55 % в анамнезе имелись указания на осложнения внутриутробного периода, родовые травмы, травмы головы и тяжелые соматические заболевания в первые годы жизни. Неврологические симптомы наблюдались у 10 % больных, признаки задержки интеллектуального развития и нервности в первые годы жизни – У 20 %.

Установлено, что приобретенная неполноценность функций головного мозга – «минимальная мозговая недостаточность» – является фактором риска аномального развития личности, однако, как правило, при сочетании с неблагоприятными социальными условиями воспитания и обучения в детском возрасте (Г. Е. Сухарева, 1959; В. В. Ковалев, 1980).

Чем в более ранний период онтогенеза возникает экзогенное повреждение мозга и чем отдаленнее наблюдаются его психопатические последствия, тем менее органическим характером они отличаются и наоборот. Например, психопатии, возникающие после родовой травмы, по клиническим проявлениям стоят ближе к конституциональной психопатии, чем психопатии, развивающиеся после травмы в дошкольном и раннем школьном возрасте.

В последнем случае психопатия сопровождается органическими признаками в виде, главным образом, повышенной ранимости и взрывчатости эксплозивного, истерического или астенического типа. В таких случаях оказываются весьма эффективными терапевтические мероприятия, направленные на патогенетические механизмы органического процесса.

Мы полагаем, что в таких случаях не следует резко отграничивать и противопоставлять друг другу психопатическое и психопатоподобное развитие, наблюдаемое в детском и подростковом возрасте. Последствия таких повреждений в возрасте до подросткового включительно, проявляющиеся преимущественно поведенческими аномалиями, могут в дальнейшем трактоваться и как психопатия (вторичная, органическая), и как психопатоподобиое развитие (на органической основе) с шифровкой по психопатии.

Доказано, что постоянные внутрисемейные конфликты, обстановка ненависти, зависти, скупости, лицемерия, жестокости, безнадзорности, избалованности, моральной распущенности и т. п., действующие на ребенка, сами по себе могут быть причиной аномального развития его характера. Этот факт нашел отражение в описаниях так называемых социопатий (А. К.

Ленц, 1927), характеропатий, патохарактерологического развития, краевых психопатий (В. Я. Гиндикин, 1967; О. В. Кербиков, 1971), асоциальных личностей (J. Rappeport, 1974). У многих детей из неблагополучных семей с возрастом наблюдаются патохарактерологические черты, склонность к злоупотреблению алкоголем, к другим вредным привычкам, асоциальному и криминогенному поведению (О. В.

Кербиков, 1971; А. Е. Личко, 1977; Г. К. Ушаков, 1978; К. Seidel, Н. Szewczyk, 1978; R. Werner, 1980). Однако категоричность в этом вопросе недопустима, так как в подобных же семьях нередко вырастают дети с нормальными характерологическими свойствами и социальными установками. По нашим наблюдениям, у лиц с социально обусловленной («краевой») психопатией патохарактерологические признаки часто бывают такими же, как у одного из родителей, имея выраженную эгоистическую направленность.

Профилактика психопатий, лечение и социально-трудовая реабилитация больных

Основой профилактики психопатии должны быть мероприятия, направленные на создание нормальных условий развития в ранних стадиях онтогенеза (в пренатальном и раннем постнатальном периодах), предупреждение, раннее выявление и лечение различных заболеваний, на обеспечение благоприятных условий жизни, развития и воспитания ребенка. Задачи в этой области многообразны и затрагивают весь образ жизни отдельной семьи и общества в целом.

Ряд последствий научно-технического прогресса (ухудшение экологической обстановки, увеличение источников проникающей радиации, химизация, денатурализация продуктов питания и т. д.) нуждаются в более тщательном изучении и контроле, так как они могут оказывать отрицательное влияние на развитие детского организма и центральной нервной системы.

В последние десятилетия наблюдаются увеличение числа случаев аллергических реакций на различные продукты питания, бытовые химические вещества и лекарственные препараты, изменения реактивности организма, склонность к вялому, хроническому течению инфекционных и других болезней, что также может служить основой психопатического развития.

Наряду с этим имеется ряд серьезных социально-психологических проблем в обеспечении нормальных, особенно семейных, условий формирования личности. Так, наблюдается тенденция к самоустранению родителей от воспитания ребенка с перекладыванием ответственности на дошкольные детские учреждения и школу, недостаточность заботы о ребенке из-за постоянной высокой производственной и общественной занятости родителей, дисгармоничность семьи или воспитательных установок в ней, привитие ребенку иждивенческих настроений, пренебрежительного отношения к общественным нормам, рост числа разводов, в результате чего около 700 тыс.

Не менее важна и проблема лечения больных психопатией. Любой тип психопатии в повседневном проявлении или при декомпенсации может приобретать экспансивную или сенситивную (экстра- или интравертивную) форму, хотя многие психиатры считают, что это более характерно для шизоидного, аффективного и параноического типов (А. Б.

Смулевич, 1983; Е. Kretschmer, 1930; Н. Binder, 1967, и др.). В результате этого количество клинических вариантов динамики психопатий, требующих дифференцированного, комплексного терапевтического подхода, значительно увеличивается.Больным психопатией назначают средства, направленные на оздоровление соматической сферы (по показаниям – противовоспалительные, жаропонижающие, общеукрепляющие препараты) и улучшение нервно-психического состояния (нейролептики, транквилизаторы, антидепрессанты и психостимуляторы), а также применяют психотерапию.

У лиц с психопатическими или психопатоподобными расстройствами различной структуры обычно наблюдаются довольно однообразные и универсальные реакции: острого возбуждения, истерические, депрессивные, ипохондрические, протеста, ревности, астенические и другие, которые в большинстве случаев сопровождаются доминирующими и сверхценными идеями с психомоторной расторможенностью, агрессивным и аутоагрессивным поведением либо заторможенностью, часто с непредсказуемыми поступками.

В таких случаях необходима неотложная помощь, применение нейролептических средств и транквилизаторов, в том числе в сочетании с антидепрессантами. Общий принцип терапии в основном такой же, как при неврозах и реактивных состояниях. Для купирования состояний с аномальными поступками назначают психотропные препараты в более высоких дозах и на протяжении более длительного времени.

Нередко оказывается эффективным проведение курса сульфозинотерапии (3-5 инъекций и более). При астенических и астенодепрессивных реакциях применяют транквилизаторы, антидепрессанты (азафен и амитриптилин) и психостимуляторы. В некоторых случаях назначают гипогликемические дозы инсулина, при соматогенных астенодепрессивных реакциях – общеукрепляющие средства, при наличии остаточных явлений органического поражения центральной нервной системы – дегидратационные препараты.

Особо следует подчеркнуть необходимость дифференцированного применения психотерапии и психагогики (медицинской педагогики) после купирования острых явлений декомпенсации. По показаниям используют различные психотерапевтические методы, вплоть до гипноза.

С терапией и профилактикой декомпенсации тесио связаны мероприятия по социально-трудовой реабилитации. Отмечено, что в благоприятных социально-бытовых и производственных условиях психопатические черты, как правило, проявляются незначительно, могут быть компенсированными многие годы, особенно в зрелом возрасте и при достаточно развитом интеллекте.

Индивидуальный подход в общении с пациентами, к выбору профессии и благоприятные условия работы позволяют резко снизить риск психопатических реакций. Использование в нужном направлении некоторых характерологических особенностей психопатов может оказаться полезным для коллектива и общества в целом. Напротив, пренебрежительное отношение к психопатам, игнорирование их интересов и потребностей понижает компенсаторные возможности, повышает их антисоциальную и криминогенную опасность. В то же время индивидуализация отношения к психопатическим личностям не избавляет их от социальной ответственности (перед обществом и законом).

При проведении экспертизы учитывают, что психопатия – это патология личности (аномалия ее развития), состояние, которое обычно остается в рамках непсихотической психической патологии, не лишающей полностью человека работоспособности и способности к самоконтролю. Лиц, страдающих психопатией, как правило, признают трудоспособными (инвалидность III группы может быть установлена в порядке исключения, временно, в случае тяжелой декомпенсации), вменяемыми и дееспособными.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Медицинский портал
Adblock detector