Работа для шизофреников

Чувствую себя востребованной, когда помогаю другим

Диагноз шизофрения или эпилепсия - это не крест на жизни.
Диагноз шизофрения или эпилепсия – это не крест на жизни.

– После ухода с работы у меня все пошло под откос, – рассказывает другая героиня, Маргарита (имя изменено).

У Маргариты эпилепсия, в 30 лет женщине дали 3 группу инвалидности, с которой она не могла устроиться на работу. Из-за этого у нее началась депрессия и другие проблемы со здоровьем. Спасло Маргариту то, что ее привели в коллектив, где она получила поддержку.

– Ко многому подталкивает доверие людей, которые видят, что даже со своим диагнозом ты – нормальный человек, и много на что способна. Я чувствую себя востребованной, когда помогаю другим людям.

Позже Маргарита перенесла операцию на головном мозге и получила 2-ю группу инвалидности. И все равно очень хотела работать, обивала пороги центра занятости, но везде говорили, что она не подходит: женщине нельзя носить тяжести, подниматься на высоту, у нее тремор рук. «Хотя как я с ним семь лет смогла отработать за компьютером и три года – секретарем-референтом?» – недоумевает она.

– Почему мне не дают возможности реализоваться? Я же дееспособна, могу что-то делать и сама за себя отвечать! – говорит Маргарита.

Правда, после стольких отталкиваний желание искать работу понемногу угасло, признается она.

Инвалидность – не повод для запрета на работу

Шизофреник или эпилептик имеет право на работу
Шизофреник или эпилептик имеет право на работу

Для героев этого материала самым важным в трудоустройстве являются не деньги.

  • • Для Александры – это возможность быть нужной людям, даже если кто-то считает ее шизофреником.
  • • Для эпилептика Маргариты – доверие.
  • • Работа для них – в первую очередь возможность самореализации и социализации, которой они лишены из-за своих диагнозов.

Работа для шизофреников

Однако государству намного проще помещать людей с ментальными расстройствами в спецучреждения и накачивать их лекарствами, которые подавляют волю и вряд ли способствуют выздоровлению, чем уделять внимание проблемам их самочувствия в обществе.

– Инвалидность вообще не может налагать на человека запрет работать, и в нашем законодательстве нет прямого запрета на работу людей с инвалидностью. Есть распространенное мнение, что 1-я и 2-я группы инвалидности – нерабочие, но это не так. Существует большое количество ограничений, с которыми надо разбираться.

Например, медкомиссия устанавливает, что по ряду причин человек не может работать на прежней должности. В этом случае наше законодательство предусматривает, что он должен иметь доступ к услугам реабилитации, которые позволят ему переквалифицироваться с учетом его инвалидности, освоиться с новой действительностью, в которой он оказался по состоянию здоровья.

Российская система «заточена» на более простые решения, чем на ситуации, которые требуют и специфических реабилитационных и других подходов. Например, если человек не может восстановить свои утраченные функции, мы не имеем права говорить ему: «С этого момента ты можешь быть только дворником, и все».

Чаще всего люди с психическими нарушениями, шизофреники или эпилептики, попадают на ряд отказов и барьеров, и в конце концов теряют мотивацию к поиску работы. Поскольку прожить на пенсию по инвалидности невозможно, они начинают использовать ресурс семьи. Если и он исчерпывается, человек теряет способность самостоятельно преодолевать жизненные ситуации, у него нет потенциала для развития, и единственный выбор, который ему предлагают, – общежитие. Но это ловушка. Стол в столовой, кровать, крыша над головой – это, в любом случае, ограничения и причина доживания, а не полноценной жизни.

Что делать, если наниматель отказывает в трудоустройстве?

Социализация шизофреников и эпилептиков не развита в России и Беларуси
Социализация шизофреников и эпилептиков не развита в России и Беларуси

Можно и нужно бороться с неправовыми отказами в трудоустройстве. Но каждую ситуацию нужно рассматривать отдельно, так как часто они сочетаются с рядом медицинских ограничений. Найти соответствующую работу, отыскать вакантное место, согласовать наем человека с ментальными нарушениями с руководством и коллективом – это больше социальная проблема, чем правовая.

С точки зрения нашего права, люди с психическими диагнозами, особенно шизофреники и эпилептики, находятся в постоянной дискриминации – и, фактически, никакой защиты у них нет. Проблему их трудоустройства пытаются решать общественные организации. Например, существует платформа CINGO, объединяющая инициативы гражданского общества, занимающаяся социальной экономикой.

Но правовая система в отношении общественных организаций, которые могли бы помогать этим людям, также очень слабая. Наше право решает глобальные проблемы элементарного выживания человека, а дальше шансов и альтернатив в виде независимого проживания очень мало. В качестве примера можно привести разве что сервис Ассоциации помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам по сопровождению в трудоустройстве.

Как сохраняют природу планеты в Беларуси

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Медицинский портал
Adblock detector